|

Криминал и «ментовской» беспредел в Ульяновске. Что страшнее, решайте сами!

Правозащитный инкубатор (региональные организации)

Очередной уголовный фальсификат трехгодовалой давности был обнародован накануне.

Родители молодого парня, который отбывает наказание достаточно долгое время за преступление, которое он не совершал, уже обошли пороги всех инстанций, но к вышестоящему руководству им попасть так и не удалось по неизвестным причинам. Только отказы и игнор встречают отчаявшихся экс-жителей нашей области в Следственном управлении и прокуратуре. Почему они были вынуждены покинуть родную глубинку, а также о том, как «шьют» дела за нужные лычки в Ульяновском регионе разбирался наш корреспондент.

История, в которой перемешался криминальный и ментовской беспредел, взяла свое начало в ноябре далекого 2011 года. Между молодыми парнями-азербайджанцами и ульяновскими юношами произошла перепалка, якобы причиной послужило нелицеприятное оскорбление лиц нерусской национальности грубым словом «чурки». Ребята не смогли придти к консенсусу и мирно решить конфликт, поэтому было решено пообщаться в темное время суток. Не стоит говорить о том, что намечалась очередная криминальная «стрелка», это и так каждому понятно. Однако идя вечером 12 числа к Винновской роще, вряд ли кто-то думал, что конфликт решится для одного из них смертью, а для других – тюрьмой. Из достоверного источника нам стало известно, что русских парней на встрече присутствовало всего пятеро, в то время как обиженных эмигрантов было более 20 человек. Как утверждает очевидец происшествия, нападали именно боевики азербайджанской диаспоры, местным же пришлось просто напросто защищаться. Если бы у русских ребят не было  при себе травматического оружия, то братской могилы им бы избежать не удалось: 25 разъяренных кавказцев забили их насмерть, взяв численным преимуществом. В результате «стрелки» один из азербайджанцев погиб. Обычная криминальная разборка в результате этого получила общественный резонанс. В Ульяновске в то время поговаривали, что азербайджанская диаспора «заказала» правоохранительным органам местных ребят. Чтобы в ходе следствия крайними остались именно они, эмигрантам пришлось «отчехлить» кругленькую сумму.

Далее события развивались по сюжету дешевого боевика: пятерых парней, а также свидетелей «стрелки» просто - напросто начали преследовать и в прямом смысле смысле слова выбивать нужные показания, невзирая даже на несовершеннолетний возраст одного из ребят.

Яшин Владимир, который приезжал на разборки со стороны азербайджанцев, оказался в этой истории потерпевшим. Не документально, а на словах. А пострадал он… от действий нашей благочестивой полиции. Как рассказал Владимир нам при личной встрече, его, как свидетеля по делу, вытащили из маршрутки, пересадили в авто, принадлежащее полицейскому, где на его голову была натянута шапка и отобран телефон. Будучи доставленным в отдел полиции Засвияжского района города Ульяновска, парень попал под пресс представителей закона. Его ставили на колени, избивали ногами и требовали начать «добровольное» сотрудничество. После того, как молодой человек поинтересовался, чем же он заслужил такое скотское отношение, полицейские объяснили, что Владимир является свидетелем «стрелки» и теперь должен дать такие показания, которые ему будут продиктованы. «Я учился в одном колледже с Алмазом, который в то время был подозреваемым по делу. Полицейские показали мне его фото, сказав, что я должен его опознать. Якобы я видел, как этот человек стрелял в погибшего Алиева из травматического пистолета «Оса». Но фактически на момент разборок на улице было очень темно, поэтому кто стрелял, разобрать было невозможно. Поэтому я отказался сотрудничать с полицией во лжи и клевете на невиновного человека. После чего на меня началось откровенное психологическое давление. Меня стали шантажировать тем, что «упекут» на зону за вымогательство», - рассказал нам Владимир. Парня начали пугать, на наш взгляд, фальсифицированными заявлениями от его недругов Зиновьева и Хайбуллова. Выяснилось, что телефонные разговоры Яшина, из которых и стало известно о житейских конфликтах парня,  прослушивал оперуполномоченный Алешников. Хотя криминала в этих скандалах не теплилось никакого, наш собеседник был страшно напуган. «Зиновьев на своей машине совершил столкновение с авто моего товарища и  не хотел возмещать причиненный ущерб, а Хайбулов занял деньги у моей будущей жены и не отдавал. В обоих случаях никакого преступления не было, но я реально воспринял угрозы полицейских о «радужных» тюремных перспективах и был вынужден оговорить Алмаза Ахатова», - пояснил Владимир. Далее события развивались по сценарию страж порядка: Яшин, не глядя, подписал заранее подготовленные показания. Однако после этого Владимира замучила совесть, что он оговорил из-за собственных страхов невиновного, и на суде он решился дать правдивые показания, но приняты в расчет по неизвестной причине они не были.

Вторым свидетелем, как уже стало известно из начала повествования, по «шьющемуся» делу стал Александр Пахомов, являющийся в то время человеком несовершеннолетнего возраста.  Его, как якобы отрабатываемого на причастность к убийству азербайджанца в ходе разборок, задержали около 10 часов вечера на улице Самарской в городе Ульяновске. После задержания молодого человека доставили в отдел полиции. Его держали там до 10 утра, при этом не разрешали звонить ни родителям, ни адвокату.

В распоряжении нашей редакции оказался протокол судебного заседания, в ходе которого был допрошен Александр Пахомов. Из документа мы узнали много интересной информации. Выяснилось, что протокол устного допроса Пахомова даже не имеет его подписи. На суде молодой человек пояснил, по какой причине он отказался подписывать этот странный документ. «Задержали меня 30 числа вечером, когда я вышел из магазина. Внезапно я получил удар по ногам и мне стали заламывать руки. Я не видел, кто это делает, и не понимал, что, вообще, происходит. Только позже я увидел, что это полицейские. На голову и глаза они натянули мне шапку, погрузили в автомобиль, отобрали телефон и документы, в том числе паспорт. Мы катались около часа. Во время чего мне угрожали, напоминали об убийстве. Позже меня доставили в кабинет, где сняли шапку и наручники. Начался допрос. Оперативники спрашивали о том, убивал я или нет, на что я пояснил, что никого не убивал. Я лишь подтвердил факт случившейся потасовки. Оперативник сидел и писал что-то на листке. Спустя время мне принесли напечатанный текст, и я увидел, что там содержится огромная часть того, что я не говорил, в связи с чем я отказался подписывать данный протокол. Я стал просить адвоката, но его не приглашали. Мне не дали даже позвонить родителям. Телефон отдали только утром», - рассказал Пахомов.

Нам также удалось узнать тот факт, что на момент задержания Александр являлся несовершеннолетним человеком. А полицейские удерживали его 10 часов, при том, что родителей об этом оповестить, по всей видимости, нужным не посчитали. Кроме того, Пахомов не получил приглашения на допрос в отдел полиции, а при себе молодой человек имел паспорт. В рапорте же указано, такое задержание было вынужденным для установления личности парня.

Еще одной яркой деталью в противоправных действиях правоохранительных органов является то, что в отношении несовершеннолетнего человека были применены наручники и физическая сила в момент задержания. После так называемого допроса, который на деле являлся принудительным и противоречащим всем законам, Александр Пахомов получил вывих ключицы. По факту получается, что ребенка (ему на тот момент не было 18 лет) избили до такой степени, что он получил увечья от рук полицейских. От рук тех, кто по закону обязан защищать нас, граждан РФ, а не калечить!  Парадокс, скажете вы. Да, парадокс, но от него становится страшно дальше жить, если верить нельзя даже стражам порядка.

Отметим, подобные допросы постигли не только Александра Пахомова и Владимира Яшина, но и Дмитрия Тарасова. В отношении всех этих молодых людей были применены страшные противоправные действия со стороны правоохранительных органов региона. На ребят было оказано как физическое, так и психологическое давление. Ситуация с Пахомовым осложняется и его несовершеннолетним возрастом на момент допроса. Конечно, ни для кого давно уже не секрет, что представители ульяновской полиции ведут себя частенько хуже «воров в законе»  и прочих криминальных авторитетов. Один вопрос – подобное отношение к опасным для общества преступников, но к молоденьким свидетелям – это мало того, что аморально, так еще и противозаконно.

 В 2014 году вроде как и появилась надежда на то, что сотрудники полиции, совершившие преступление получат по заслугам: в отношении них возбудили уголовное дело. По правде говоря, лишь на седьмой раз. Прежде в уголовном преследовании незаконно и безосновательно было отказано. Но вряд ли это можно назвать возмездием. Расследование уголовного дела в отношении сотрудников полиции шло полтора года, но так и не дало результата: оно было прекращено из-за отсутствия состава преступления. Аплодисменты, занавес, антракт. Другого и ожидать не стоило. Никогда один полицейский не пойдет против другого. Особенно это относится к Ульяновску.

Ожидаемо и то, что матери парня, которого посадили якобы за убийство азербайджанца в ходе той потасовке, о которой мы сообщали ранее, во время расследования дела против полиции пришлось несладко. Сотрудники Засвияжского следственного отдела восприняли ее заявление, как вызов вселенского масштаба. В отношении Гульчачак Ахатовой началась самая настоящая травля. Их семье даже пришлось бежать из Ульяновска, оставив дом и все дела, лишь бы беспредел и преследование со стороны полиции на них прекратилось. Ахатовы переехали в Казань, однако не отказались от своей принципиальной позиции. Во что бы им это не встало, они решили доказать страшное преступление полицейских: пытки, шантаж, подлог и фальсификацию доказательств вины своего сына в убийстве Алиева. Более 100 обращений писала несчастная мать в различные структуры правоохранительных органов, однако ни единого внятного и правильного ответа она так и не получила. 

Стоит сказать и то, что Алмаза Ахатова посадили, действительно, бездоказательно. Основываясь якобы на показаниях свидетелей, которые в зале суда признались, что полиция оказывала на них жестокое давление. Кроме того, для погибшего Алиева смертельной раной стала дырка от пистолета Макарова, а у Ахатова при себе был лишь травмат «Оса». Даже баллистическую экспертизу сотрудники полиции не удосужились провести. Почему так произошло? Просто потому, что «стрелка» носила массовый характер, а обстоятельства осложнились смертью молодого парня. Именно из-за этой трагедии рядовые разборки, коих происходит на улицах Ульяновска великое множество, приобрели общественный резонанс. А дабы полиция получила «заслуженную» похвалу, просто необходимо было найти виновных. Не по фактам, конечно, а по бумажкам. Интересно, что спустя некоторое время следователь по расследованию убийства Алиева господин Емец стал главным криминалистом Ульяновска. За какие заслуги, непонятно. И вряд ли, подчиненные будут теперь уже расследовать дело против своего непосредственного начальника.

Известный ульяновский правозащитник Игорь Топорков прокомментировал эту ситуацию так: «Это дело показывает полный беспредел, как и всегда. Ищут крайнего для того, чтобы отчитаться, а не пытаются расследовать. Прокуратура не реагирует на нарушение закона. В этой ситуации может быть такое, что реальный преступник гуляет на свободе. Следователем был Емец, а сейчас он начальник криминалистики. Кто ж будет против него что-то расследовать?».  Мать Алмаза, отбывающего наказание за убийство, которое он не совершал, находится на грани отчаяния. «Три года пишем уже, но никто в это дело вмешиваться не хочет. Сколько сил уже потеряли, больше 100 жалоб написали. Все деньги уже бросили на дорогу Москва-Ульяновск. Кому я только не писала, везде сплошная стена», - объяснила нам Гульчачак.

Но между тем Ахатова все еще намерена отстоять свою гражданскую позицию и восстановить справедливость во всей этой запутанной истории. За эти годы женщина не раз пыталась записаться на прием к Начальнику СУ СК по Ульяновской области Евдокимову и главному прокурору региона Хуртину, однако времени по неизвестной причине для нее никогда не находилось. Гульчачак была вынуждена обратиться к вышестоящему руководству страны Бастрыкину и Чайке. И, мы надеемся, что они взявшись за это страшное дело, смогут наказать виновных и остановить беспредел, происходящей в далекой российской глубинке, городе Ульяновске. Пора остановить беззаконие со стороны страж порядка. Страшный парадокс, однако. 

Сбор пожертвований

ПожертвованияПожертвования на оплату юридической помощи Ильдару Дадину и другим пострадавшим от пыток в ИК-7 в Карелии (пометка «для Ильдара Дадина»), а также на уставную деятельность можно перевести на карту «Сбербанка»:

Номер карты: 4276 3800 9459 0358

ФИО получателя: Пономарёв Лев Александрович

 


Московская Хельсинкская группаКоалиция За право выбора!Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человекаЗа демократическую альтернативную гражданскую службу!Кавказский узелОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателейЧКНССовестьМЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеЛипцер, Ставицкая и партнёры - московская коллегия адвокатов