Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

 Прокуратура Москвы показала какой-то детский уровень

18 ноября провел два бездарных часа в Замоскворецком суде, а 13 ноября — еще более бездарно три часа в зале Пресненского. В Пресненском рассматривалась жалоба Льва Пономарева на штраф за непослушание прокуратуры. В конце марта исполнительный директор Движения "За права человека" категорически отказался предоставлять прокуратуре материалы организации для проверки. Тогда он, почти единственный из всех правозащитников, вместо "выворачивания карманов", вручил представителям прокуратуры, Минюста и налоговой инспекции копии только что завершившейся проверки трех правозащитных организаций Минюстом: "вот — нас проверили, экстремизма не найдено, деятельности в качестве "иностранных агентов" — не найдено, давай, до свидания". После чего Движение "За права человека", Фонд "В защиту прав заключенных" и "Горячая Линия" обжаловали прокурорскую проверку в суд.

Пономарева оштрафовали по 2 тысячи рублей за каждую организацию. Но, все-таки это не сотни тысяч, которые требуют от "агентов", материалы предоставивших.

Мировой суд штрафы, естественно, утвердил. Рассматривая апелляцию, Мещанский районный суд 2 штрафа — по Фонду и "Горячей Линии" утвердил. Осталось лишь обжалование в Пресненский суд (по месту прошлого нахождения офиса Движения "За права человека"). Этот процесс тянется с мая. Несколько раз не приходил представитель столичной прокуратуры. Затем — пришла молодая дама и сразу взяла два месяца на изучение нашей правовой позиции. Спор начался вокруг пресловутого "Задания Генеральной прокуратуры" от 27 декабря 2012 года № 27-01-2012/Ип1861-12.

 Весь вал проверок, когда, начиная с марта, прокуратура нагрянула почти в тысячу неправительственных организаций, довела дело до ликвидации Ассоциации "ГОЛОС", приостановило санкт-петербургскую "Эгиду", обвинила в "агентской деятельности" десятки организаций... Это все — следствие "Задания". Как известно, Совет по правам человека Михаила Федотова принял специальное заявление по незаконности проверок.

Пока это лишь грустная история.

Теперь — к анекдоту. Для доказательства обоснованности проверок представители мосгорпрокуратуры принесли в суд 1 и 10 страницу "Задания". Резонно было выдвинуто требование представить полный текст. А в "Задании" уже на первой — открытой для доступа — странице "проверкой должны быть охвачены действующие без государственной регистрации объединения граждан и религиозные группы деструктивной и радикальной направленности (далее незарегистрированные объединения)".Оказывается, прокуратура, в нарушение закона сочинила две разновидности общественных объединений — "радикальные" и "деструктивные". Известный юрист, адвокат Юрий Костанов в своем заключении указал, что "Задание" — это вовсе не внутренний документ прокуратуры, а нормативный акт, который полежит регистрации Минюстом.

 Когда в Генпрокуратуре поняли, какую они дали утечку, то один из главных "борцов с экстремизмом", замначальника управления Г.П. Жафяров в письме в Мещанский суд торопливо опроверг своих коллег из прокуратуры Москвы, заявив, что "Задание" вовсе не было основанием для проверок, и даже запросил судью: "каким образом копии страниц оказались в материалах административного дела".

Это, кстати, тот самый Жафяров, что ездил в Женеву на Совет по правам человека ООН и там честно-откровенно сказал, что проверки — способ заставить НКО регистрироваться иностранными агентами.

После этого представитель прокуратуры Москвы в Пресненском суде уже стала заявлять, что причина проверки — План работы Генпрокуратуры на первое полугодие 2013. Пункт восьмой Плана — противодействие экстремизму. И вот дальше начался настоящий цирк. Прокуратура Москвы показала какой-то детский уровень. Или думали, что суд схавает любую бумажку.

13 ноября на заседание Пресненского суда были торжественно принесены доказательства необходимости проверять Движение "За права человека" на экстремизм — прошитые распечатки с сайта. Вот они — это прошлогодние сентябрьские заявления Правозащитного совета: о законе об "агентах" и с критикой проекта резолюции ПАСЕ по ситуации в России. Так сегодня в нашей стране выглядит экстремизм.

Разумеется, мы радостно поддержали приобщение этих материалов к делу — будет чего почитать в Страсбурге.

К сожалению, такая детсадовская логика прокуроров оборачивается для правозащитных, экологический и социальных организаций не только беготней по судам, но и преследованиями, закрытием организаций.

Но дальше будет еще смешнее. О том, как столь весомые доводы прокуратуры будут рассматриваться в Пресненском суде можно будет узнать 6 декабря, в 14:30 (31 зал, 5 этаж).

Но еще забавней было в Замоскворецком суде (Большая Татарская, 1), где судья Варанкина с июня рассматривает жалобы ООД "За права человека", Фонда "В защиту прав заключенных" и региональной организации "Горячая Линия" на то самое мартовское решение прокуратуры Москвы о проведении проверок правозащитных организаций.

До этого заседание несколько раз переносилось из-за неявки представителя прокуратуры и истребования истцами "Задания Генпрокуратуры" от 27 декабря прошлого года, и в связи с заменой представителя прокуратуры (как не справившегося).

 Позицию правозащитников отстаивали Лев Пономарев, Евгений Ихлов и известный адвокат Валентина Бокарева.

Теперь в процессе настал драматический этап — изложение своих позиций столичной прокуратурой. На заседании, в понедельник, 18 ноября в Замоскворецком суде прокуратура Москвы явно пустила в ход свой главный калибр: было уже две ее представительницы, включая победителя в Мещанском суде — замначальника отдела по надзору за экстремизмом прокуратуры Москвы Аверьянову.

В исполнении июньского решения суда о документальном обосновании законности проверок, представители столичной прокуратуры принесли прошитые вместе копии уставных документов и отчетов и актов проверки трех правозащитных организаций, изъятые прокуратурой в Минюсте. К этим кипам были вперемешку подшиты уже упомянутые распечатки с сайтов правозащитных организаций и копии статей с обвинениями в адрес Людмилы Алексеевой. Поскольку на заседании суда были председатель МХГ, председатель правления Фонда "В защиту прав заключенных" Людмила Алексеева, а также исполнительный директор МХГ Нина Таганкина и другие представители МХГ, то я не отказал себе в удовольствии показать всем эти "доказательства".

Чтобы дать нормальный ответ на этот вброс и обеспечить предоставление нормально (а не проштампованной неизвестно чей закорючкой) заверение материалов, мы попросили суд отложить слушание. Суд пошел нам навстречу, и решающая битва опять отложена — на следующую среду, 27 ноября. Начало в 10-00. Зал 311.

Евгений Ихлов