|
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Защита прав заключенных – занятие невеселое. Тут редкость даже нейтральная рутина, не то что радостные события. Избиения, пытки, попытки суицида, иногда массовые, - вот проблемы, с которыми постоянно сталкиваются те, кто пытается защищать находящихся в наших тюрьмах и лагерях .

Одну из самых тяжелых историй я описывала в блоге на «Гранях» около трех лет назад. Это была история Александра Семихвостова, который, находясь в колонии, неделю не ел, потому что не мог дойти до столовой.

Воспитанник специнтерната, он попал в колонию в 1999 году инвалидом по зрению, а в заключении в результате избиений стал лежачим инвалидом – в 2003 году получил травму позвоночника, после чего у него отказали ноги и нарушились функции тазовых органов (недержание). Еще через некоторое время Александр заболел туберкулезом, гепатитом С, у него появились сердечная аритмия, хронический гастрит, колит, эпилепсия с частыми припадками. Он полностью ослеп на левый глаз и приобрел астигматизм правого. 

При всем этом наборе заболеваний медицинские работники сочли возможным снять с Семихвостова третью группу инвалидности и признали его полностью трудоспособным, хотя передвигаться Александр мог только на самодельной инвалидной коляске. 

В 2010 году дошло до того, что лишенный инвалидности «здоровый» человек неделю голодал, потому что территория исправительной колонии не оборудована пандусами и инвалиды-колясочники не имеют возможности преодолевать пороги и посещать столовую. Какое-то время Александр решал проблему самостоятельно: еду ему приносили другие осужденные, с которыми он расплачивался сигаретами. Когда закончились сигареты – закончился для Семихвостова и доступ к еде. Администрация колонии помочь отказалась.

Тогда силами фонда «В защиту прав заключенных» удалось помочь Семихвостову – после экстренных обращений во ФСИН РФ начальник медицинского отдела УФСИН по Республике Мордовия Александр Парышев пообещал, что будет выделен отдельный сотрудник, обязанный доставлять пищу Семихвостову. После решения этой острой проблемы фонд занялся установлением инвалидности Александра, и в декабре 2011 года Александр получил первую группу. 

В этом году Семихвостов освободился и позвонил мне. Рассказал, что в колонии познакомился с чеченцем по имени Муса, с которым очень подружился. Освобождаясь, Муса пообещал, что пришлет Александру из дома хорошую инвалидную коляску, а после освобождения будет рад принять его в своем доме. «Он говорил, что у него большая семья, которая примет меня как родного, да и подлечит, поставит на ноги», - рассказывал Семихвостов. Муса выполнил свое обещание и, как только добрался до дома, отправил Александру новую инвалидную коляску. 

14 января 2013 года Александр освободился, в Чечню его отправлять отказались и конвоировали по месту последней регистрации – в Петербург. В холодный январский день поезд прибыл в город, где Александра никто не ждал, да и сами конвоиры не знали, куда дальше везти бывшего заключенного. Когда они вытаскивали его из вагона, то уронили вместе с инвалидной коляской, спровоцировав эпилептический приступ. Семихвостова госпитализировали, конвоиры уехали. 

Придя в себя, Александр попытался связаться с Мусой и узнал, что тот попал в аварию и находится в коме. Через месяц Муса умер. Александр продолжал оставаться в больнице – идти ему было некуда, социального жилья в городе не предусмотрено даже для инвалидов первой группы. Со второго этажа больницы он спуститься не мог ни на прогулку, ни в магазин, поэтому просто лежал и мечтал, что будет делать после выписки: получит регистрацию, пройдет курсы обучения для инвалидов, устроится на работу, создаст семью.

Через полгода Александру, все еще находящемуся в больнице, позвонил человек, который представился Ибрагимом. Он рассказал, что был другом Мусы и что теперь, выполняя волю друга, он приедет за Александром и заберет его в Чечню.

Ибрагим приехал, но выполнить обещания не смог: власти категорически отказались выпускать Семихвостова из города. Согласно приговору суда ему назначено дополнительное наказание в виде запрета выезжать с места жительства без согласия специализированного государственного органа. 

Ибрагим уехал в Чечню, а через некоторое время вернулся с 92-летним массажистом по имени Ака (в переводе с чеченского - уважаемый). Три недели массажа позвоночника – и Александр встал на ноги. Через 10 лет лежачего образа жизни Александр стал снова ходить. Пока он пользуется костылями, но есть надежда, что и от них со временем можно будет отказаться. 

Находясь в больнице, Александр познакомился с женщиной, которая стала ухаживать за ним, помогать в нехитром больничном хозяйстве. После того как Александр начал ходить, он сделал ей предложение. И она согласилась!

Надежда Раднаева

http://grani.ru/blogs/free/entries/219092.html

Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ! В связи с нашествием нашистских ботов, временно вводятся ограничения на отправку комментариев. Все комментарии проходят проверку на наличие нарушений законодательства РФ.


Защитный код
Обновить

Сбор пожертвований

ПожертвованияПожертвования на оплату юридической помощи Ильдару Дадину и другим пострадавшим от пыток в ИК-7 в Карелии (пометка «для Ильдара Дадина»), а также на уставную деятельность можно перевести на карту «Сбербанка»:

Номер карты: 4276 3800 9459 0358

ФИО получателя: Пономарёв Лев Александрович

 


Московская Хельсинкская группаКоалиция За право выбора!Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человекаЗа демократическую альтернативную гражданскую службу!Кавказский узелОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателейЧКНССовестьМЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеЛипцер, Ставицкая и партнёры - московская коллегия адвокатов