|
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

 

Меморандум правозащитников 

Когда Путин консолидировал власть и стал стремительно восстанавливать полицейско-номенклатурную систему, его политику, его курс на вертикаль, в той или иной степени, в том числе, голосование в Госдуме, поддерживали практически все основные политические силы России. Только правозащитное сообщество восприняло происходящее как настоящую катастрофу для гражданского общества. Об этом было чётко и недвусмысленно сказано в решениях Чрезвычайного Всероссийского съезда в защиту прав человека.

 За прошедшие годы в нашей стране сложился не просто авторитарный режим, но явственно появились признаки тоталитарного общества, началась ползучая фашизация, систематический характер приобрели политические репрессии, буднями стали внесудебные расправы и политические убийства.

Особый трагизм приобрела ситуация на Северном Кавказе, где бесчеловечные и безнаказанные карательные операции и действия «эскадронов смерти» закономерно привели к тлеющей партизанской войне. 

За прошедшие годы сложилось то, что получило название «путинская опричнина» - использование фальсифицированных уголовных обвинений для вымогательства и прямого захвата бизнеса.

Правозащитники непрерывно фиксировали быстрое ухудшение ситуации с правами человека буквально по всему спектру – гражданских, политических, социальных, экономических, культурных. Прежде всего, нарушалось самое главное право – на жизнь. Наибольший масштаб это приняло на Северном Кавказе и уголовно-исполнительной системе. Трагические судьбы Сергея Магнитского, Василия Алексаняна и Веры Трифоновой стали несмываемым всемирным позором путинского режима.

Активные действия правозащитников выступающих против беззаконий и произвола, против поэтапной  ликвидации властями всех конституционных прав и свобод сами по себе стали важным фактором российской политики. Правозащитники стали нравственным и гражданским оппонентом режима.   

Во время президентства Медведева репрессии и беззакония, преследования инакомыслящих по предлогом обвинений в разжигании социальной вражды еще больше расширились. В систему вошли грубейшие фальсификации на выборах, оппозиция сталкивалась с откровенной дискриминацией и провокациями. Получили законодательное закрепление сложившаяся практика ограничения и нарушения прав.

После того, как достоянием общества стали факты беспрецедентный фальсификаций при декабрьском голосовании в Госдуме,  началось мощное гражданское движение, охватившее сторонников самых разных взглядов, объединённых неприятием ликвидацией демократии и фактической узурпацией власти.

В ответ на протесты была развернута кампания публичной клеветы на правозащитников и гражданских активистов. Идеологией режима стали антизападная паранойя, клерикализм и национализм.

Были сфабрикованы три откровенно фальсифицированных политических процессов – процесс в Санкт-Петербурге над бывшими членами НПБ; суд над Алёхиной, Толоконниковой и Самуцевич, узаконившей немыслимое в светском обществе преследование «за кощунство»; и дело по событиям 6 мая, по которому по надуманным обвинениям в якобы имевших на Болотной площади место массовых беспорядках, уже взяты под стражу 12 человек.   

Правящая группа инициировала в весеннюю парламентскую сессию 2012 года прием пакета законов, по общему признанию, окончательно ликвидировавших гражданские свободы в России и противоречащие Конституции Российской Федерации и её обязательствам по международным договорам. Это - поправки в закон о митингах и демонстрациях, вводящие драконовские санкции и de-factoразрешительный порядок публичных акций; введение внесудебной цензуры в интернете, рекриминализация «клеветы» и требования к правозащитным и экологическим организациям, которые в России могут существовать только за счет грантов из фондов западных демократических государств, добровольно регистрироваться в качестве «НКО, выполняющих функции иностранных агентов». В случае отказа от такой добровольной регистрации власти угрожают НКО огромными штрафами, а руководителям - уголовным преследованием.   

Наши угодливые законодатели сочли возможным определить политическую деятельность (не свою, разумеется, а направляемую из-за границы), как «...воздействие на принятие  государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также... формирование общественного  мнения в указанных целях...".

Мы и вправду весьма критически оцениваем нынешнюю внутреннюю и внешнюю российскую политику и не скрываем этой критики; значит, таким образом, стремимся влиять на общественное мнение.

Это не просто наше право, закреплённое Конституцией РФ и международными обязательствами России - мы считаем, что это наш гражданский долг, диктующий наши главные требования: честные выборы, независимый суд, независимые СМИ.

Это триада глобального значения, непременные условия демократии, согласно международным обязательствам не составляющие внутреннего дела ни одного из государств. Вот почему проекты общественных организаций по контролю выборов, по разоблачению судебного произвола, соблюдению запрета на пытки, по исполнению закона в пенитенциарных учреждениях, борьба против необъявленной цензуры и др. могут финансироваться из любых добросовестных источников.

Пусть претензии общества к нынешней власти, целеустремленно строившей в стране систему политического мошенничества, циничных имитаций и произвола разрешатся честными, свободными выборами.

В последние дни власти начали новую атаку на правозащитников: под вздорным предлогом из России буквально вышвырнут фонд USAID. Существует очевидная угроза полного лишения финансирования иностранными фонами независимых правозащитных организаций, что серьёзно подрывает возможность для профессиональной работы. Это, безусловно, помешает оказывать квалифицированную правовую помощь многим тысячам людей.

Несмотря на это мы заявляем, что продолжим нашу деятельность в любом случае, используя все возможности, опираясь на волонтёров. Ни утрата средств, ни даже утрата статуса юридического лица не ослабит наших стремлений защищать права человека, отстаивать гуманистические и демократические ценности.   

Мы заявляем, что считаем себя естественной составной частью гражданского протестного движения. Однако мы подчеркиваем, что нашей целью в этом движении является не политическая деятельность в форме борьбы за власть, но внепартийное отстаивание конституционных прав и свобод человека и гражданина, стремление к установлению в нашей стране верховенства права и народовластия.     

Мы требуем немедленного освобождения узников совести, политических заключенных и жертв сфабрикованных уголовных процессов!

 

Сергей Ковалёв,

председатель Общественной комиссии по изучению наследия академика А.Сахарова

Лев Пономарёв,

исполнительный директор Общероссийского движения «За права человека» 

 

22 сентября принято в качестве заявления VIСъезда Общероссийского движения «За права человека»

 

23 сентября 2012 г. Меморандум поддержали 66 участников Общероссийской конференции правозащитных организаций.

 

 

 

Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ! В связи с нашествием нашистских ботов, временно вводятся ограничения на отправку комментариев. Все комментарии проходят проверку на наличие нарушений законодательства РФ.


Защитный код
Обновить

Сбор пожертвований

ПожертвованияПожертвования на оплату юридической помощи Ильдару Дадину и другим пострадавшим от пыток в ИК-7 в Карелии (пометка «для Ильдара Дадина»), а также на уставную деятельность можно перевести на карту «Сбербанка»:

Номер карты: 4276 3800 9459 0358

ФИО получателя: Пономарёв Лев Александрович

 


Московская Хельсинкская группаКоалиция За право выбора!Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человекаЗа демократическую альтернативную гражданскую службу!Кавказский узелОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателейЧКНССовестьМЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеЛипцер, Ставицкая и партнёры - московская коллегия адвокатов