Мы не будем выполнять антиправовой закон об агентах

Правозащитный совет России

 

Заявление Правозащитного Совета России

Поддержано большинством участников 

Общероссийской конференции правозащитных организаций

Поддержано VI Съездом  Общероссийского Движения «За права человека»  

Только что принятый закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части регулирования деятельности НКО, выполняющих функции иностранного агента» имеет антиправовой характер и противоречит нормам Конституции РФ.

Этот закон не улучшает государственный контроль за деятельностью неправительственных некоммерческих организаций, получающих финансовую поддержку из-за рубежа. Работа таких организаций и до принятия новых норм была абсолютно прозрачной для государства и общества.

Как, в каком количестве и на какие цели неправительственные некоммерческие организации расходуют выделенные им спонсорами средства и так постоянно находилось под пристальным вниманием проверяющих государственных органов.  

Данный закон преследует лишь одну цель – предоставить возможность режиму, правящему в нашей стране, по произвольному выбору унижать и порочить неугодные ему неправительственные организации.

Недаром объектом этого закона станут те НКО, которым практически невозможно найти финансовую поддержку ни со стороны государственных структур, ни со стороны запуганного государством российского бизнеса.

В основе закона лежит признание некоммерческих организаций, чья деятельность полностью либо частично финансируется из зарубежных источников, организациями «выполняющими функции иностранного агента». При этом вводится дополнительное условие – такая организация должна участвовать в политических акциях «в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». Благодаря наличию в тексте закона подобных невнятных и нечётких формулировок, он открывает самые широкие возможности для произвола. На примере многих других уже годами действующих в нашей стране законов мы видим, что подобные «резиновые» нормы власть избирательно «натягивает» на тех людей или организации, которые ей неугодны, неудобны, представляются враждебными. Именно так будет происходить и с этим новым законом.

В принятом законе извращены в принципы деятельности некоммерческих организаций, получающих финансовую поддержку из-за рубежа.

В русском языке слово «агент» обозначает лицо (физическое либо юридическое), действующее по поручению, в интересах кого-либо, а также секретный или кадровый сотрудник спецслужб.

Наши организации никогда не  выполняли поручения никаких внешних по отношению к организации лиц, в том числе и наших спонсоров. Если бы любой спонсор когда-либо попытался дать нам что-либо подобное «поручению», то это привело бы к немедленному разрыву наших с ним отношений.

 Наши организации всегда действовали в интересах граждан нашей страны.

Исходя именно из этих интересов, члены российских некоммерческих негосударственных организаций добиваются привлечения к ответственности тех, кто пытает людей в отделениях полиции, выступают в судах против коррумпированных чиновников, становятся преградой на пути уничтожения природы государственными или частными корпорациями, помогают образованию детей и т.п, и т.д.  

Исходя именно из этих интересов, наши представители защищают интересы российских граждан от посягательств российского государства в Европейском суде по правам человека. Исходя именно из этих интересов, мы участвуем в наблюдении за выборами и участвуем в массовых акциях протеста против их фальсификации.

Однако новый закон устанавливает, что организация, занимающаяся такой деятельностью и финансируемая зарубежными спонсорами, обязана сама себя признать иностранным агентом. Если же эта организация таким агентом себя не считает и потому не признаёт таковым, это не имеет значения – чиновники, считающие организацию иностранным агентом, привлекают саму организацию и её членов к административной либо даже уголовной ответственности. Таким образом, ключевое обстоятельство – принадлежность организации к числу иностранных агентов – устанавливается не судом, а произвольным усмотрением сотрудников органов исполнительной власти. Наказуемым становится не сотрудничество с какими-либо зарубежными структурами, а непризнание  такого сотрудничества. Подобная практика – наказание не за преступление, а за отказ признать себя фактически виновным в исполнении функций иностранного агента – абсолютно противоречит нормам Права. Неправительственная организация и граждане, являющиеся её членами, выступают здесь не как равноправные субъекты правоотношений, а в как неразумные объекты преследования со стороны всезнающих чиновников. Таким образом, новый закон обязывает значительную часть российских НКО публично заявлять ложь о себе.

Все организации, имеющие счета для поступления на них средств, проходят регистрацию в Министерстве юстиции России. Факт регистрации означает, что государство не усматривает в целях и задачах организации ничего внушающего опасения для интересов граждан РФ и страны. Отчеты о деятельности НКО по установленной форме ежегодно передаются в Минюст и размещаются на сайте Минюста самими организациями. Эти отчеты доступны всем желающим. Однако новый закон предусматривает дискриминацию для части организаций, которые при этом не запрещены, а, следовательно, их деятельность не признаётся общественно опасной.

Почему под действие нового закона не подпадают организации, стремящиеся «воздействовать на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики» в  области науки или культуры, а организации, занимающиеся тем же самым в области образования или соблюдения прав человека, подпадают? А ведь тем, кто будет отказываться выполнять предписания этого закона, грозят строгие санкции, вплоть до уголовного преследования и реальных сроков лишения свободы.

Очевидно, что в охранительном пылу авторы законопроекта забыли о ст. 13 Конституции Российской Федерации. А ведь согласно части 4 этой статьи «общественные объединения равны перед законом», и это значит, что закон не вправе какие-то из них дискриминировать.

Всё вышесказанное не оставляет для нас никакого иного выхода, кроме как решительно отказаться регистрироваться в качестве «НКО, выполняющих функции иностранного агента».

Подобные антиправовые акты не следует исполнять ни гражданам, ни организациям, ни чиновникам, ни судьям. Наоборот, именно за их исполнение раньше или позднее может последовать наказание. История Германии 30-х-40-х годов даёт нам такой пример (при всей разнице масштабов противоправности "законотворчества" там и в современной России). Немецкие судьи понесли уголовную ответственность именно за исполнение антиправовых нацистских законов.

Людмила Алексеева, председатель  Московской Хельсинкской группы

Борис Альтшулер, Председатель Правления РОО "Право ребенка",

член  Московской Хельсинкской группы 

Валерий Борщов, член  Московской Хельсинкской группы 

Юрий Вдовин,  член Правозащитного Совета России,

заместитель председателя  правозащитной организации "Гражданский контроль" (Санкт-Петербург)

Светлана Ганнушкина, Комитет «Гражданское содействие»

Сергей Ковалев, председатель Совета Музея и общественного центра имени А.Сахарова

Олег Орлов,  член Совета Правозащитного Центра «Мемориал»

Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения «За права человека»,

член Московской Хельсинкской группы; 

Лилия Шибанова,председатель Ассоциации защиты прав избирателей «ГОЛОС»

 

22 сентября 2012  Поддержано VI Съездом  Общероссийского Движения «За права человека» 

23 сентября поддержано большинством участников Общероссийской конференции правозащитных организаций