|
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Президенту Российской Федерации

Медведеву Дмитрию Анатольевичу
от Корчагина Андрея Евгеньевича,
временно не работающего,
бывшего депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга IIсозыва,
бывшего Главы территориального управления
Невского административного района Санкт-Петербурга,
бывшего руководителя С-Пб государственного учреждения
«Дирекция по организации дорожного движения С-Пб»,
действительного государственного советника Санкт-Петербурга III класса,
имеющего правительственные награды.

08.07.2011

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Происходящие в нашей стране события, которые уже не могут являться сугубо внутренними делами, как того хотелось бы многим приверженцам застойных времен, явились причиной моего обращения в Ваш адрес. Вероятно, что я буду писать об известных Вам вещах, но тем не менее я считаю целесообразным сделать это для того, чтобы предоставить Вашему вниманию очередные свидетельства очевидца происходящих в настоящее время пагубных для страны и ее жителей явлений. Как известно из средств массовой информации, в Ваш адрес постоянно поступают обращения , в том числе и открытые, о грубейших нарушениях , происходящих при проведении различных действий и мероприятий представителями правоохранительных органов. Так же, постоянно в прессу поступает информация о совершаемых самими представителями правоохранительных органов преступлениях, в основном экономического характера и в основном в немыслимо крупных размерах. Естественно, все это свидетельствует о необычайно глубоко поразившей российские правоохранительные органы коррупции, которая наносит огромный ущерб как им самим, лишая их нормальной работоспособности в соответствующих законодательству РФ направлениях, так и гражданам РФ, особенно тем, кто становится жертвами коррумпированного механизма, с особым цинизмом использующего в своих преступных целях предоставленную ему законом власть распоряжаться такими человеческими ценностями как свобода и право на защиту. На сегодняшний день количество жертв коррумпированной правоохранительной системы уже наверное можно исчислять тысячами . Среди них есть и те кто вынужден сейчас теряя здоровье и бесценные годы жизни испытывать мучения в тюрьмах, есть и те кто вынужден был, во избежание незаконного лишения свободы, покинуть пределы российской юрисдикции. Наряду с такими известными и Вам личностями как М. Ходорковский и Ю.Шутов, многие годы уже находящиеся в тюрьме без наличия реальных доказательств их какой либо вины, и Е. Чичваркин и В. Архангельский, успевшие избежать участи предыдущих персонажей и не выданные российскому «правосудию», потерявшему последние остатки доверия в цивилизованном мире, есть и огромное количество никому не известных людей, так же лишившихся всего чего сами добились в этой жизни. И те и другие пострадали благодаря откровенно циничному и безнаказанному произволу с использованием своего служебного положения представителей правоохранительной системы, погрязших в беспрецедентной коррупции и совершающих самые ужасные преступления против личности, как это было в случае с трагической гибелью в тюремных застенках юриста С. Магнитского.

Во всех многочисленных подобных историях нашего времени, которые у меня было время изучить и оценить с правовой точки зрения, поскольку мое высшее юридическое образование и опыт работы в законодательной власти позволяют мне это сделать , присутствует одна и та же закономерность в подходе различных следственных бригад и сопровождающих их деятельность оперативных групп, дающая основания говорить о сложившемся уже в современных условиях алгоритме действий следователей любого уровня, руководствоваться которым их по всей вероятности учат в соответствующих учебных заведениях . Одна и та же противоправная методика, применение которой не может быть использовано иначе как с одобрения самого высокого прокурорского и следственного начальства, видна в различных по своему характеру уголовных делах последних лет. Коротко остановлюсь на ее описании, поскольку и сам я оказался одним из тех персонажей, на которых эта методика была в полном объеме применена для достижения конечной цели, поставленной перед следователями заказчиками – привлечения заведомо невиновного человека к уголовной ответственности. Несмотря на примитивность и откровенную абсурдность данной методики, она получила столь широкое распространение, по причине полной безнаказанности и бесконтрольности должностных лиц в погонах ее применяющих. Смысл этой методики заключается в следующем:

  1. При получении заказа на возбуждение уголовного дела в отношении конкретного человека, будь то предприниматель, у которого кто то решил отобрать его бизнес и состояние, или неугодное кому то должностное лицо, особенно если оно пытается воспрепятствовать реализации коррупционных схем, совершаемых другими, как правило более высокопоставленными должностными лицами, оперативные сотрудники начинают собирать сведения об этом лице и окружающих его лицах. Понимая, что заказанный человек никаких правонарушений не совершал и не совершает, оперативники начинают сосредотачиваться на людях, связанных с ним деловыми и рабочими отношениями. Естественно, что в ход здесь идет весь арсенал существующих сегодня технических средств , закупаемых на огромные суммы за счет бюджетов всех уровней. Во многих случаях их использование происходит без наличия законных оснований, о чем свидетельствуют некоторые громкие уголовные дела.
  2. Как правило, временные рамки, в которых находятся оперативные работники, получившие заказ на сбор материалов в отношении заказанного лица, достаточно ограничены, поэтому основная часть времени тратится ими на сбор информации о том, чем занимаются эти люди, в том числе и информации о личной жизни. Затем, уже совместно со следователями , этой группой лиц придумывается сценарий для якобы совершенного кем то преступления. В этом сценарии отводятся соответствующие роли для окружающих заказанного человека людей.
  3. Различными уловками и специальными провокациями, эти люди вовлекаются во взаимосвязи с используемыми оперативниками подставными людьми, которые в свою очередь специально совершают различные правонарушения, заранее будучи уверенными, что ответственности за это никакой не понесут. В результате таких вот незаконных манипуляций появляется самими же оперативниками выдуманное уголовное дело, фигурантами которого становятся окружающие заказанное лицо люди.
  4. Как правило , прямых доказательств какого либо участия этих людей в придуманном оперативниками и совершенном их подставными людьми правонарушении, никогда нет. Но подставные люди всегда с готовностью начинают сообщать оперативникам, а потом естественно и следователям, о том как они готовили и совершали свои правонарушения совместно с теми людьми, которые и нужны следствию на данном этапе.
  5. Этих людей арестовывают, как правило ранним утром, проводя по ходу обыски на квартирах, где естественно ничего не находят, а затем суды , не внимая никаким доводам адвокатов, лишь на основании ходатайств следствия, принимают заведомо незаконные решения о содержании под стражей, продлевая затем этот срок на любое, необходимое следствию время. Например в случае с Ю. Шутовым это продолжалось в течении 7 лет.
  6. Затем для задержанных людей начинаются тюремные мучения, которые длятся до тех пор, пока находящийся под следствием человек не сдается и не начинает давать любые нужные следствию показания, как против самого себя, так и против заказанного человека. За подобные лжепризнания, незаконно арестованные люди получают подписку о невыезде вместо тюремной камеры и затем снисхождение в суде с учетом уже испорченного в тюрьме здоровья и якобы чистосердечного признания своей вины, при полном ее отсутствии.
  7. А следствие получает оговор в отношении заказанного человека, который оно считает неопровержимым доказательством вины. Естественно, что ни о каком снисхождении в суде для такого человека уже не может идти и речи, за исключением конечно случаев когда заказчики не возражают против того , чтобы такое снисхождение было, но в замен на мзду, сопоставимую как правило с всем имуществом заказанного человека.
  8. После этого заказчики остаются удовлетворенными, заказанный ими человек лишается всего и просто исчезает из поля зрения , или переходя в разряд людей, принадлежащих уже к другим социальным слоям, в лучшем случае, или просто мучаясь в тюрьме. Следователи и оперативники радостно отчитываются об очередной победе над коррупцией или другим видом преступления, получают и денежные вознаграждения от заказчиков и новые погоны.

Именно по такой схеме в настоящее время действует ставший полностью никому не подконтрольным Следственный комитет, придумавший нелепое уголовное дело в отношении известного борца с коррупцией А. Навального, и пытающийся сейчас его тупейшим образом реализовать на глазах всего мирового сообщества, компроментируя своими бездарными поступками уже не только правоохранительную систему , но и всю страну. Такими же нелепыми выглядят, а по сути такими же преступными являются, и придуманные подчиненными первого полицейского генерала СЗФО В. Быкова и формализованные в постановлениях следователей подчиненных главному следователю Петербурга А. Лавренко уголовные дела против активистов «Другой России» из Петербурга, таких как А. Дмитриев и его товарищи.

В качестве примера реализации подобных преступных схем ликвидации неугодных кому то людей я кратко хотел бы привести фрагменты моих обстоятельств, в которых я оказался , попав в число заказанных персонажей. Соорудив на скорую руку примитивный сценарий на тему подделки какой то доверенности, сотрудники оперативно-следственной бригады очень быстро «нашли» исполнителя якобы совершенного преступления, который мгновенно начал давать свидетельские показания против показанных ему следователями людей. Дело этого исполнителя было выделено сразу же в отдельное производство и быстро рассмотрено в суде, который вынес решение об условном сроке для этого как бы преступника. На основании показаний этого человека, ставшего уже ценнейшим свидетелем для следователей , были арестованы два человека: предприниматель, которого я видел всего три раза в жизни и мой заместитель, работавший в государственном учреждении, которым я руководил. Перед этим в помещениях государственного учреждения был проведен то ли обыск, то ли выемка документов, с использованием вооруженных автоматами людей в масках. Поскольку я присутствовал при этом обыске, то подробно описал все нарушения законодательства и откровенно подложные записи, сделанные руководителями следственной бригады, в протоколе. Конечно, никакой реакции со стороны прокуратуры на эти вопиющие нарушения не последовало. Но на самом деле это и не было важно, потому что никаких доказательств чьей либо вины во время этого обыска найдено естественно не было. После этих событий я вынужден был покинуть город, поскольку из доходившей до меня информации я понял, что заказали именно меня и моей жизни и здоровью угрожает реальная опасность. Примерно через полгода после прошедших арестов я узнал, из прессы, что меня так же присоединили к этому делу. Никаких доказательств моей причастности или даже того , что я был хотя бы в курсе совершавшегося как бы преступления, естественно у следователей не появилось. Но зато у них появились лжепоказания арестованных ими людей, после нескольких месяцев содержания их в СИЗО, о том, что я якобы был в курсе готовящегося правонарушения . При этом люди, находясь в тюрьме оговорили и самих себя. Никаких прямых вещественных доказательств, в том числе записей на бумаге или прослушанных телефонных и других разговоров, следствие не получило, потому что их и не могло быть. Но лжесвидетельств оказалось вполне достаточно, чтобы следователь подписал незаконное постановление о привлечении меня в качестве обвиняемого и объявил меня в розыск, ни разу даже не пригласив при этом на беседу или допрос. Оклеветавшие меня люди, которые вынуждены были сделать это под принуждением находясь в застенках, получили условные сроки и конечно же огромный моральный удар наряду с ущербом для здоровья, которого всем людям и так всегда не хватает в предпенсионном возрасте. Один из них, кстати, в зале суда все таки сделал заявление о принуждении его следствием к даче ложных показаний, с указанием конкретных фамилий следователей, выбивавших из него лжепоказания против меня, но после этого был сразу же направлен судьей, по ходатайству стороны обвинения, на психиатрическую экспертизу, после которой он вернулся через месяц уже будучи совсем в другом, более молчаливом настроении.

Я же в результате столь «удачного» исполнения заказа людей, которым я мешал незаконно преследовать других невиновных людей и которым мешал осуществлять свои коррупционные замыслы в той отрасли городского хозяйства, где я работал, оказался в положении человека не имеющего возможности возвратиться к своей нормальной жизни.

Моя ситуация, созданная настоящими бандитами, нарядившимися в погоны и совершающими под их прикрытием свои бесчеловечные поступки, является одним из многих уже преступных прецедентов, характеризующих сегодняшнее состояние российской правоохранительной системы, самой ставшей наиболее типичным и ярким экземпляром преступного сообщества жаждущих незаконной наживы людей. Бесконтрольное использование ими своего служебного положения делает их преступления особо опасными и жестокими, пагубно влияющими как на судьбы отдельных людей, так и на все наше общество в целом. По аналогии с моим и подобными ему делами можно в конечном итоге дойти до полностью абсурдной ситуации, когда пойманный на какой ни будь краже человек, под принуждением следователей будет говорить что совершил эту кражу по указанию какого то другого человека, названного следователями, и так по цепочке, основываясь на лжесвидетельствах, не подтвержденных никакими реальными доказательствами, можно дойти до любого нужного человека, вплоть до президента, предъявить ему обвинения и затем осудить или просто сгноить в тюрьме до суда, как уже не раз бывало в истории страны.

Я обращаюсь к Вам потому что уверен в том, что подобные обращения необходимы собственно самому же руководства страны, которому в определенный момент времени (надеюсь что оно его не пропустит) станет совершенно очевидно, что бороться с коррупцией нельзя руками самих же коррупционеров. Все громкие дела с участием прокурорских, милицейских и работников следствия – это не признаки борьбы с коррупцией. Это признаки глобальной коррупциализации всей государственной системы, на страже интересов которой должны были бы стоять эти насквозь сами прогнившие структуры. Эти громкие дела лишь свидетельство того , что дележка сфер влияния своей преступной деятельности между различными кланами, в которые по сути превратились каждые из отдельных правоохранительных органов, уже вышла из под контроля руководства страны и стала напоминать такую же дележку сфер влияния между бандитскими кланами 90- х годов. И каждый из этих кланов продолжает наращивать свою преступную мощь, примеряя очередные погоны и звания, как например недавно ставший первым полицейским генералом в Северо-Западном регионе, начальник ГУ МВД по СЗФО В. Быков, как успешно переаттестованные в полицаев милиционеры , принимавшие непосредственное участие в незаконном преследовании юриста С. Магнитского. Даже громкие увольнения из полиции ( милиции) высокопоставленных начальников типа В. Пиотровского в Петербурге на самом деле ничего не значат, потому что всем им на смену приходят точно такие же воспитанники сержантских школ и других учебных заведений , созданных специально для подготовки кадров для правоохранительной системы, которые впитали в себя самые худшие коррупционные навыки и сразу же начинают использовать их, с усиленным энтузиазмом, повторяя опыт ушедших в отставку или на скамью подсудимых своих бывших соратников по коррупционному промыслу.

На Международном экономическом форуме в Петербурге Вы недавно заявили, что «удавка на шее коррупционеров должна сжиматься постоянно… Выдавливать всех, кто плюет на закон». И это уже не первое Ваше жесткое заявление на тему коррупции, которая сама как «удавка» давно уже сжимается на шее вертикали власти, выдавливая из нее все, что еще хоть как то напоминает законность и права человека. Для того чтобы хотя бы накинуть эту «удавку», необходимо четко представлять и открыто заявлять и о причинах этой коррупции. А основная причина очень проста, но почему то ни разу не была названа в выступлениях руководства страны.

Отсутствие какого либо легитимного контроля над этими людьми в погонах, и объединенных с ними в единую преступную группировку, в том числе и с помощью так называемого партийного строительства, чиновников всех уровней, путем использования таких принятых во всем цивилизованном мире механизмов, как парламентский и общественный контроль и независимая пресса – вот истинная причина поразившей чиновничество, и правоохранительную систему особенно, болезни под названием коррупция.

Осознав этот факт и признав его публично, можно дальше уже и четко понять, что из себя может представлять и та самая «удавка», о которой Вы говорите. Это возвращение в страну честных выборов в парламенты всех уровней, в муниципальные органы власти, и конечно же, возвращение выборов губернаторов.

Только таким образом возможно вновь внедрить в систему государственного устройства механизмы реального общественного и парламентского контроля взамен существующих сегодня фиктивных пародий и проворовавшихся политических партий, отирающихся при власти. Иименно этот независимый контроль и может играть роль той самой «удавки».

Накиньте ее на коррупцию, именно это сегодня в Вашей власти, и можете быть уверены, что она сама затянется на шее в первую очередь самых главных коррупционеров страны и выдавит всех кто плюет сегодня на закон и цинично использует свое должностное положение для его грубейшего попрания.

В этом случае, кстати, отпала бы сама собой необходимость клоунады под названием «выборы губернатора Санкт-Петербурга в муниципальные депутаты». Уже сама по себе эта ситуация и ее комментирование различными возможными участниками этого фарса является показателем полнейшей безнравственности и отсутствия какого либо правового базиса при проведении выборов в России вообще и на муниципальном уровне в частности. Избирателям еще даже не задали основного электорального вопроса, но уже определили кто ими будет выбран. Губернатору оказывается трудно лишь определиться, по какому муниципальному округу она желает избираться, но уже никаких сомнений нет в том что она однозначно будет избрана. Мнение самих избирателей, причем в данном случае не важно какого из округов, как бы и не особенно важно. И если подобное возможно на муниципальных выборах, то видимо можно предположить, что и любые другие выборы, в городские парламенты, в Государственную думу , в президенты наконец, можно также легко инсценировать, придавая им очертания народного волеизъявления. К сожалению, мой личный опыт участия в выборной кампании 2007 года, когда вместо настоящей предвыборной борьбы изумленные избиратели могли наблюдать лишь циничное продавливание всеми возможными административными и правоохранительными ресурсами во власть представителя так называемой партии власти, ныне повсеместно уже именуемой партией жуликов и воров, свидетельствует именно о подмене настоящих выборов их инсценировкой.

Сегодня же, без настоящих демократических выборов, без этой самой «удавки», без этих основополагающих принципов существования демократического общества, страна продолжает безостановочно падать в средневековую опричнину, которая по сути уже сейчас является приметами нашего времени.

Что ждет нас дальше?

Возвращение крепостного права, отмену которого так помпезно недавно отмечали в Петербурге?

Зачем? Не для того ли чтобы просто напомнить народу о том, что такая форма общественного устройства тоже существует в природе, и что возврат возможен не только к застойной совдеповщине, который уже произошел, но и в более отдаленное прошлое.

Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ! В связи с нашествием нашистских ботов, временно вводятся ограничения на отправку комментариев. Все комментарии проходят проверку на наличие нарушений законодательства РФ.


Защитный код
Обновить

Сбор пожертвований

ПожертвованияПожертвования на оплату юридической помощи Ильдару Дадину и другим пострадавшим от пыток в ИК-7 в Карелии (пометка «для Ильдара Дадина»), а также на уставную деятельность можно перевести на карту «Сбербанка»:

Номер карты: 4276 3800 9459 0358

ФИО получателя: Пономарёв Лев Александрович

 


Московская Хельсинкская группаКоалиция За право выбора!Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человекаЗа демократическую альтернативную гражданскую службу!Кавказский узелОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателейЧКНССовестьМЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеЛипцер, Ставицкая и партнёры - московская коллегия адвокатов