|
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

 

10 апреля 2012 года состоится судебное заседание по уголовному делу в отношении правозащитника Дмитрия Рожина, обвиняемого по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество в крупном размере).

Уголовное дело против известного правозащитника и общественного деятеля было возбуждено в 2009 г. после пресс-конференции, на которой он, вместе со своим коллегой правозащитником Алексеем Соколовым, рассказал о некомпетентности сотрудников первоуральской милиции и потребовал отставки некоторых милицейских чиновников.

Как считает Дмитрий Рожин, новая фаза активности сотрудников правоохранительных органов связана с его участием в мероприятиях, организованных в период 19 сессии ООН по правам человека в Женеве.

Заседание суда начнется в 10 часов утра в Ленинском районном суде г. Нижний Тагил (ул. Ломоносова, 2, судья Семериков А.Ф., 64 кабинет).
 ----------------------------------------------------------------------

Заявление Дмитрия Игоревича Рожина

члена правления СООО «Правовая основа», члена СРОО «Сутяжник», участника ООД «За права человека» и члена Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Свердловской области Первого созыва.

Будучи представителем Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области и Общероссийского общественного движения «За права человека», я длительное время осуществлял общественную деятельность по защите конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации. В ходе моей с коллегами работы, оказывалась юридическая помощь, проводились общественные расследования, результаты которых предавались огласке.

Одним из таких расследований являлась давка, произошедшая 21 марта 2009 года в Первоуральске, между скопившимися перед торгово-развлекательным центром людьми, желающими попасть на дискотеку «Голливуд». В ходе этого происшествия погибло 4 человека и более восьми получили повреждения различной степени тяжести. Итоги общественного расследования трагедии в Первоуральском городском округе коренным образом расходились с официальной позицией милиции, которая вместо реагирования на тревожные сигналы о своей работе, попыталась ввести общественность в заблуждение.

Мы официально предоставили всю полученную нами информацию на пресс-конференции 23 апреля 2009 г. и донесли свою позицию о причинах случившегося. По нашему глубокому убеждению ответственность за случившееся лежала на руководстве первоуральской милиции, которое неспособно обеспечить безопасность своего населения на улицах города. Указав министру внутренних дел РФ на недостатки в работе и непрофессионализм уральских милиционеров, мы поставили вопросы о безопасности населения и о соответствии занимаемым должностям ряда сотрудников милиции.

Ответ не заставил себя долго ждать: через час  после окончания пресс-конференции, против меня было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество в крупном размере). В это же время, уголовному преследованию подвергся и мой коллега -  правозащитник Алексей Соколов, который был в последствии осужден на 3 года лишения свободы. Попытка милиционеров изолировать меня от общества и обсуждения так называемого «профессионализма» милиции была связана с грубейшими нарушениями закона. В частности уголовное дело возбуждено без моего опроса в рамках доследственной проверки, в связи с чем я не знаю, проводилась ли такая проверка вовсе.

События, за которые меня пытаются привлечь к уголовной ответственности, относятся к 2007 году. К периоду, когда я работал в Свердловской областной гильдии адвокатов и защищал разного рода людей. И вот одна из родственниц осужденного, которого я защищал в Верховном суде РФ в марте 2007 года, по прошествии около двух лет пишет заявление о том, что я не выполнил взятых на себя обязательств по защите ее сына и обманул ее.

В отсутствие объективных данных, документов и письменных доказательств, на основании простого заявления без проведения проверки, в отношении меня возбудили уголовное дело и попытались в 2009 году, как и Алексея Соколова изолировать от общества и взять под стражу. Однако этому воспрепятствовало мое состояние здоровья и наличие у меня группы инвалидности. В тоже время у меня имеется документально подтвержденное алиби, а именно доказательства того, что в заявленные этой женщиной и следствием время я находился в абсолютно других местах:  в судебных заседаниях и по месту работы, что подтверждается как документально, так и свидетельскими показаниями.

На сегодняшний день дело рассматривается в суде уже более двух лет, что обусловлено многочисленными процессуальными нарушениями в период следствия, которые не устранены до сих пор, это прежде всего нарушения статьи 217 УПК РФ, связанные с неполным ознакомлением с материалами уголовного дела и поступлением в суд лишь части уголовного дела. Также имеется не конкретизация обвинения, а именно отсутствие взаимосвязи между доводами обвинения и представленными доказательствами. Но самое основное: следствием не опровергнуто алиби подсудимого, в связи с чем из представленных следствием материалов абсолютно неясно как и каким образом соотносятся обвинение с алиби.

Все это выглядит очень странно, возникают резонные вопросы, на которые ни оперативные сотрудники, ни органы следствия и суда не могут дать каких-либо ответов. В частности обоснованные претензии и подозрения в фабрикации уголовного дела обусловлены следующим:

1. Почему претензии к якобы имевшимся событиям двух летней давности, возникают непосредственно после проведения пресс-конференции и наших обращений о непрофессионализме уральских милиционеров к руководству  МВД РФ.

2. Почему на протяжении длительного времени при попытках моего задержания мне никто не предоставил никаких документов подтверждающих возбуждение уголовного дела, следователь даже не могла сказать, когда это дело возбуждено и с какого времени оно находится у нее в производстве.

3. Почему инициирование милицией моего уголовного преследования возникло непосредственно после высказывания угроз в мой адрес и попыток сорвать пресс-конференцию со стороны милицейского руководства.

4. Заявительница со мной никогда не встречалась и обратилась с заявлением спустя около двух лет с момента окончания защиты ее сына, который по моему делу даже не допрошен. 5.На период, когда данной заявительницей  были заявлены встречи со мной, я находился в других городах и принимал участие в судебных заседаниях или находился на рабочем месте, что подтверждается материалами дела. Однако, следственными органами эти факты до сих пор не проверены.

В конце февраля 2012 года в связи с моим предстоящим участием в мероприятиях организованных в период 19 сессии ООН по правам человека в Женеве, я запросил письменное разрешение у судьи Семерикова А.Ф. на выезд за пределы России. Судья дал такое разрешение на период с 01 по 10 марта 2012 года. Возвращаясь с 19 сессии ООН 10 марта 2012 года я был снят с рейса в городе Москва по медицинским показаниям и до 16 марта проходил в Москве лечение. Я уведомил об этом суд (16 марта зарегистрированы в канцелярии суда соответствующие документы, доставленные моим представителем). 17 марта по возвращению в Екатеринбург я снова был госпитализирован и из больницы выписался только 23 числа.

2 апреля ко мне домой приехали неизвестные, которые попросили мою супругу передать мне номер телефона, по которому я должен им перезвонить. Я позвонил по указанному номеру и  мне сообщили, что меня разыскивает полиция, после чего попросили приехать в УВД города Екатеринбурга. Когда я туда приехал, мне объявили, что я арестован и заключен под стражу. Однако на ИВС меня не приняли по состоянию здоровья. Мне была вызвана скорая помощь и я был госпитализирован в одну из больниц города Екатеринбурга, где нахожусь под стражей до настоящего времени.

Все эти действия полиции и суда, и возникающие к ним вопросы вызывают обоснованные сомнения в законности и объективности их действий, связанных с моим уголовным преследованием. Получается, что в течении трех лет находясь на подписке о невыезде и не нарушая ее, я,  именно после поездки в Женеву, посетить которую также мне разрешил суд, был арестован именно в результате инсинуаций этого же суда. Создается впечатление, что меня намеренно заставляют покинуть страну. Одновременно с этим на протяжении более чем трех лет я подвергаюсь преследованиям, слежке, угрозам по поводу моей правозащитной деятельности.

Таким образом, позиция суда и следствия изначально непоследовательна и не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства РФ, что безусловно указывает на иную составляющую уголовного дела, а именно на преследование меня за мои убеждения, правозащитную деятельность и объективную оценку деятельности правоохранительных органов.

 Д. И. Рожин

8 апреля 2012 г.

 

ИНТЕРЕСНЫЙ ДОКУМЕНТ:

Постановление Ленинского  районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области в отношении Рожина Дмитрия Игоревича о возврате уголовного дела для устранения допущенных нарушений: http://sutyajnik.ru/documents/3916.html
 

Информационная рассылка
ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ДВИЖЕНИЯ ПРОТИВ НАСИЛИЯ

Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ! В связи с нашествием нашистских ботов, временно вводятся ограничения на отправку комментариев. Все комментарии проходят проверку на наличие нарушений законодательства РФ.


Защитный код
Обновить

Сбор пожертвований

ПожертвованияПожертвования на оплату юридической помощи Ильдару Дадину и другим пострадавшим от пыток в ИК-7 в Карелии (пометка «для Ильдара Дадина»), а также на уставную деятельность можно перевести на карту «Сбербанка»:

Номер карты: 4276 3800 9459 0358

ФИО получателя: Пономарёв Лев Александрович

 


Московская Хельсинкская группаКоалиция За право выбора!Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человекаЗа демократическую альтернативную гражданскую службу!Кавказский узелОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателейЧКНССовестьМЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеЛипцер, Ставицкая и партнёры - московская коллегия адвокатов