|
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Начну с последнего анекдота «от Нургалиева». Сегодня, реагируя на трагические события в полицейском участке в Казани, он заявил: "должны быть отработаны новые специальные методики, которых не достает. Чтобы мы принимали на службу и были уверены на 100%, что не будет брака, чтобы мы могли заранее его выявить. Чтобы выявить таких сотрудников на ранней стадии, чтобы они не совершили правонарушений, а тем более преступлений", — заявил Нургалиев на заседании коллегии МВД РФ - Сегодня мы должны очень серьезно заниматься вопросами отбора. Стараемся выбирать из всех граждан лучших из лучших", — добавил министр.
После реформы милиции, главное назначение которой было вычистить кадры от недостойных, оказывается, что только сейчас министру пришла в голову мысль о жестком отборе. А кого они отбирали до сих пор? Не лучших, а худших?
Обществу пора сказать: «Шутки в сторону». Трудно найти тех, кому неизвестно о садистском убийстве в одном из отделений полиции. И какова же реакция министра МВД РФ и руководства МВД Татарстана. Руководство МВД Татарстана заявило, что будет проведена проверка всего личного состава. Напомним, после уже свершившейся переаттестации. Сам министр МВД Татарстана сказал, что готов понести любое наказание, но не подал в отставку, а министр МВД России не уволил министра МВД Татарстана, а лишь сделал ему выговор.
Все это мы неоднократно видели на протяжении более десяти лет, когда преступления, совершенные милиционерами, становились широко известны.
Наиболее резонансное дело было связано с «подвигами» майора Евсюкова, когда катастрофически упало доверие к милиции, и было принято решение провести коренную реформу. Прошел год после реформы милиции. Что говорит социология? Последний опрос «Левада-центра», проведенный в конце февраля 2012, показывает, что 72% опрошенных считают, что после реформы (т.е. переименования) полиции не стало лучше, а 15% - что стало даже хуже, то есть, в общей сложности, 87% опрошенных поставили реформе полиции неуд. Мониторинг преступлений милиции/полиции на нашем сайте ( http://zaprava.ru) убедительно показывает: ни число, ни тяжесть преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов, никак не изменились. Иными словами, реформа, на которую был потрачен не один миллиард рублей, полностью провалилась.
А могло ли быть иначе? Наверное, при существующем политическом руководстве страны, не могло. Но давайте представим себе, как должна была бы идти реформа, чтобы быть эффективной.
Перед самой реформой группа правозащитников, в которую также входили и опытные отставные сотрудники МВД, обратилась к президенту Медведеву с рядом фундаментальных требований, без выполнения которых никакой коренной реформы не могло бы быть. Во-первых, реформа милиции не должна поручаться действующему министру Нургалиеву — именно при нем население перестало доверять милиции, именно он привел к ее развалу. Мы призывали президента создать межведомственную комиссию, во главе которой поставить человека, не имеющего отношения к насквозь сгнившей коррумпированной системе МВД. Во-вторых, региональные Управления собственной безопасности не должны подчиняться региональным отделениями МВД, и весь департамент УСБ должен быть максимально независим от министра МВД. В частности, предлагалось, чтобы УСБ подчинялось другому ведомству – либо Генпрокуратуре, либо Минюсту. В-третьих, Департамент по борьбе с экстремизмом (Центр «Э») должен был быть реформирован коренным образом — чтобы он боролся с экстремизмом, а не с оппозицией. Ничего из этого сделано не было!
Реформа проводилась действующим руководством МВД, были сохранены все коррупционные вертикали внутри нее, в интернете появилась масса информации о том, сколько стоит пройти переаттестацию. И в итоге Нургалиев сообщает обществу что теперь, оказывается, нужно разработать методику отбора полицейских. Сделав это заявление, Нургалиев подписывает себе заявление об отставке.
Хотелось бы, чтобы это заявление об отставке было услышано президентом.
Мне трудно поверить, что бессмысленность такой реформы и бессмысленность фигуры самого Нургалиева не была очевидна руководству страны с самого начала. Его сохранение объясняется только тем, что он гарантировал Кремлю политическую стабильность. Параноическая боязнь оранжевой революции со стороны руководства страны и привела к тому, что никакой реформы не произошло. И Нургалиев вполне пользовался этой паранойей. Еще задолго до реформы, в 2009 году, Нургалиев в статье в «Российской газете» заявил, что в России 200 000 экстремистов. Этим он доказывал свою необходимость и как бы предупреждал, что радикальные изменения в полиции приведут к выходу всех этих «экстремистов» на улицы.
Совершенно очевидно, что экстремистами можно называть только тех, кто стремится путем насилия достигать каких-либо политических целей. Есть ли у нас в России экстремисты? Есть. Можно ли их примерно посчитать? Можно. В первую очередь, это боевики в горах Кавказа, их численность — несколько тысяч человек, о чем официально говорят и власти. Есть экстремистское подполье и в других регионах, в том числе и радикальные русские националисты, которые убивают людей неславянской национальности. Скорее всего, их несколько сотен, но с запасом можно сказать — несколько тысяч человек. Таким образом, с большой натяжкой получается, что реальных экстремистов в России раз в 10 меньше, чем по расчетам Нургалиева. А остальные? Политические оппоненты власти. На них составлены так называемые «сторожевые листы», например, десятки правозащитников входят в эти списки. Я неоднократно имел шанс убедиться, что вхожу в такие списки.
Итак, за двумя сотнями тысяч мирных граждан России полиция установила настоящую слежку и дожидается часа Х. Возможно, чтобы их интернировать. Именно поэтому милиция-полиция сохраняется в неизменном виде, именно поэтому она имеет индульгенцию на насилие и убийство.
Действия полиции при разгоне граждан на Пушкинской площади, задержания Удальцова и других оппозиционеров после массовых акций, разгон граждан на Большом Козихинском, где артистка Догилева получила в лицо от полицейского, и другие события указывают на то, что при нынешнем режиме ничего не изменилось и, скорее всего, не изменится.
Но, тем не менее, в связи с полным провалом реформы милиции общество должно требовать отставки действующего руководства полиции.

Лев Пономарёв

P.S. Когда я писал этот текст, стало известно, что Генеральная прокуратура вынесла представление министру МВД Рашиду Нургалиеву в связи с грубыми нарушениями работы органов дознания в 2011 году.

echo.msk.ru/blog/lev_ponomarev/868927-echo/echo.msk.ru/blog/lev_ponomarev/868927-echo/

Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ! В связи с нашествием нашистских ботов, временно вводятся ограничения на отправку комментариев. Все комментарии проходят проверку на наличие нарушений законодательства РФ.


Защитный код
Обновить

Сбор пожертвований

ПожертвованияПожертвования на оплату юридической помощи Ильдару Дадину и другим пострадавшим от пыток в ИК-7 в Карелии (пометка «для Ильдара Дадина»), а также на уставную деятельность можно перевести на карту «Сбербанка»:

Номер карты: 4276 3800 9459 0358

ФИО получателя: Пономарёв Лев Александрович

 


Московская Хельсинкская группаКоалиция За право выбора!Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человекаЗа демократическую альтернативную гражданскую службу!Кавказский узелОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателейЧКНССовестьМЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеЛипцер, Ставицкая и партнёры - московская коллегия адвокатов