|
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

23 сентября Мосгорсуд признал незаконным отказ Мэрии в согласовании "Дня Гнева" 20 марта на Пушкинской площади

 
Московский городской суд признал (рассмотрев жалобу по существу в полном объеме) незаконными и нарушающими конституционные прав и свободы граждан действия Управления координации деятельности по обеспечению безопасности Аппарата Мэра и Правительства Москвы, отказавших в согласовании проведения в Москве 20 марта "Дня гнева" в виде шествия по Тверскому бульвару и митинга на Пушкинской площади. 9 апреля Тверской суд (судья Чернова М.И.) признал отказ в согласовании законным. Жалобу в суд подали Андрей Дементьев, Евгений Ихлов (представлял в суде заявителей), Лев Пономарев и Сергей Удальцов.

ТЕКСТ ВЫИГРАННОЙ КАССАЦИИ


Коллегию по гражданским делам Московского городского суда
107076, г. Москва, Богородский вал, д.8
Через Тверской районный суд города Москвы
103051, г.Москва, Цветной б-р, 25/15а  

Заявители: 1) Удальцов Сергей Станиславович 2) Пономарев Лев Александрович   3) Демидов Андрей Николаевич 4) Ихлов Евгений Витальевич  

Заинтересованное лицо:  Правительство города
Москвы 125032, Москва, ул. Тверская, д.13    

Кассационная жалоба на Решение Тверского районного суда ЦАО г. Москвы от 9 апреля 2010 г.
/в порядке ст.ст. 336, 362, 363 ГПК РФ/   

  9 апреля 2010 г. федеральный судья Чернова М.И. огласила резолютивную часть Решения Тверского районного суда г. Москвы. В этот день в суд была направлена Предварительная Кассационная жалоба. После  получения 25 июня 2010 г. заявителем Удальцовым С.С. полного Решения подготовлена данная Кассационная жалоба.   09.04.2010 г. Тверской районный суд г. Москвы отклонил заявление, подданное нами 15 марта 2010 г., в  соответствии с гл. 25 ГПК РФ, с просьбой признать ответ от 15 марта с.г. Управления координации деятельности по обеспечению безопасности Аппарата Мэра и Правительства г.Москвы (исх. №4-19-5007/0 - подписал Первый заместитель начальника Управления В.В.Олейник, исполнитель Коновалов Н.И., тел. 633-62-65),об отказе согласовать проведение публичных мероприятий – шествия по Тверскому бульвару и митингу на Пушкинской площади - незаконным и нарушающим права граждан на проведение публичных мероприятий.   С решением суда мы не согласны, поскольку Суд, вопреки Конституции РФ, требований Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод, а также позиции Конституционного Суда РФ, поддержал позицию заинтересованного лица о полной невозможности проведения в Москве 20 марта с.г. шествия  и митинга на любой площади, кроме Болотной.  

В своём решении Суд полностью проигнорировал: 1) установленное в ходе рассмотрения на судебном заседании нарушение заинтересованным лицом установленного законом срока (3 дня) уведомления о публичном мероприятии – как следует из Решения суда, ответ на подданное 5 марта 2010 г. уведомление был дан только 12 марта 2010 г. 2) ссылки заявителей на позицию Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека, требующих от органов власти (в данном случае, от заинтересованного лица) обеспечить приоритетный порядок реализации гражданских прав и свобод с учетом баланса интересов в демократическом обществе – вне зависимости от организационных или технических проблем.     Суд нарушил равноправие сторон, гарантированное ч. 1. ст. 12 ГПК РФ, отвергнув ходатайство заявителей об   истребовании в Правительстве Москвы копии раннее данных согласований на следующие публичные мероприятия: 15 февраля 2009 г. (шествие по Тверскому бульвару и митинг в Новопушкинском сквере) и двух митингов 23 февраля 2010 года на Пушкинской площади у памятника А.С. Пушкину. Это ходатайство должно было подтвердить доводы заявителей о дискриминационном подходе к ним. При этом, в нарушение принципа относимости доказательств, суд приобщил по ходатайству представителя Правительства Москвы копию согласования Префектурой ЦАО г. Москвы пикета 20 марта 2010 г. на Чистый прудах, несмотря на то, что обстоятельства проведения пикета не были предметом судебного спора, поскольку заявители обжалуют действия/бездействие Правительства Москвы, а не Префектуры ЦАО г. Москвы. Довод суда о невозможности проведения шествия и митинга в заявленных местах полностью опровергается тем, что Правительство Москвы уже позже согласовало проведение 1 мая 2010 г. аналогичных публичных мероприятий в виде шествия по Тверскому бульвару и митинга у памятника А.С. Пушкину. Таким образом, суд, отказавшись изучить вопрос о причинах отказа в согласовании массового мероприятия, в тех местах, где ранее они постоянно согласовывались, не исследовал самое существенное обстоятельство дела - доводы заявителей о дискриминационном характере отказа в проведении заявленных на 20 марта 2010 г. шествия и митинга.     Суд фактически согласился с позицией Правительства Москвы, что чиновники сами вправе определять за заявителей публичных мероприятий, какое место для проведения массовых акций им достаточно, и как они могут обеспечить свое право на свободу митингов и собраний, как оно разъяснено Определением Конституционного Суда по проверке констуционности п.5 ст.5 Федерального Закона “О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях” по жалобе граждан Лашманкина Александра Владимировича, Шадрина Дениса Петровича и Шимоволоса Сергея Михайловича на нарушение их конституционных прав положением части 5 статьи 5 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 2 апреля 2009 года): «наличие обратной коммуникативной связи (прямой или опосредованной, в том числе через средства массовой информации) между участниками публичного мероприятия и теми субъектами, кому оно адресовано. Следовательно, оспариваемое законоположение, предусматривая полномочие органов публичной власти внести мотивированное предложение об изменении места и (или) времени публичного мероприятия и указывая на необходимость согласования данного предложения с его организаторами, предполагает, что предложенный вариант проведения публичного мероприятия делает возможным достижение правомерных целей этого мероприятия в том месте и (или) в то время, которые соответствуют его социально-политическому значению. Заявители же, реализуя свое право при определении места и времени проведения мероприятия, должны, в свою очередь, предпринимать усилия по достижению согласия на основе баланса интересов».   Суд неправомочно согласился с позицией Правительства Москвы, что оно, вопреки положениям ст. 8 Федерального закона № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», вправе самовольно расширять перечень тех мест, где исключено проведение массовых акций. Суд неправомочно согласился с позицией Правительства Москвы в том, что перспектива перехода в установленном месте Тверского бульвара в общевыходной день группой в 300 человек в такой степени создает препятствие для осуществления прав и свобод других граждан, что это сделало невозможным проведение заявленных публичных мероприятий.   Суд неправильно применил нормы Федерального закона № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», поскольку статья 5  требует согласование изменения по мотивированному предложению со стороны органа власти места и (или) времени проведения публичного мероприятия, однако ссылка о создании помехе движению транспорта при переходе группы в 300 человек по пешеходному переходу в середине субботнего дня при том, что ежевечерне по будням в этом месте стоит автомобильная пробка, кроме того, Тверская улица регулярно по решению Правительства Москвы перекрывается при проведении массовых культурных, спортивных и общественно-политических мероприятий. Из этого следует, что предложение перенести митинг, требования которого обращены к Правительству Москвы, с Пушкинской площади на Болотную площадь носили не мотивированный, но искусственный характер, и ставили своей целью создание повода для отказа в проведении заявленных шествия и митинга.       В соответствии со ст. 11 Европейской Конвенции о  защите прав человека и основных свобод: «каждый имеет право на свободу мирных собраний, и осуществление этого права не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».  Указанные ограничения, в соответствии со ст.18 ЕКПЧ «не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены».   Как подчеркивает Европейский суд по правам человека в Постановлении от 23 октября 2008 года по делу «Сергей Кузнецов против России» (№10877/04) «право мирных собраний, закрепленное в статье 11, в демократическом обществе является фундаментальным правом и, так же, как и право на свободу выражения, одной из основ такого общества. В соответствии с текстом второй части статьи 11, единственной необходимостью, которая могла бы оправдать вмешательство в права, закрепленные в данной статье, является та, которая может претендовать на то, что она проистекает из «демократического общества» (см. Christian Democratic People’s Party v. Moldova, no 28793/02, §§ 62-63, ECHR 2006, and Djavit An, cited above, § 56). Соответственно, Государства должны не просто обеспечивать право собираться мирно, но и воздерживаться от применения необоснованных непрямых ограничений данного права. В силу той существенной природы, которую имеет право на свободу собраний, и его тесной связи с демократией, для того, чтобы оправдать вмешательство в данное право, должны быть убедительные и насущные причины (см. Ouranio Toxo v. Greece, no. 74989/01, § 36, ECHR 2005X (выдержки), и Adal1 v. Turkey, no. 38187/97, § 267, 31 марта 2005, с последующими ссылками)».   Согласно ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" «Российская Федерация, как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод, признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации. Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

     Учитывая вышеизложенное, и на основании ст.ст. 336, 362, 363 ГПК РФ 
  ПРОСИМ:   1. Рассмотреть дело в полном объеме, а не только по обстоятельствам жалобы. 
2. Решение Тверского районного суда г. Москвы от 09 апреля 2010 г. отменить.
3. Рассмотреть вопрос по существу.  

Приложения: 1)                      Копия оспариваемого решения суда первой инстанции 
2)                      Копии кассационной жалобы
3)                      квитанция об оплате госпошлины   
   /Л.А. Пономарев/   /Е.В. Ихлов/  

29 июня 2010 г.             



 

Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ! В связи с нашествием нашистских ботов, временно вводятся ограничения на отправку комментариев. Все комментарии проходят проверку на наличие нарушений законодательства РФ.


Защитный код
Обновить

Сбор пожертвований

ПожертвованияПожертвования на оплату юридической помощи Ильдару Дадину и другим пострадавшим от пыток в ИК-7 в Карелии (пометка «для Ильдара Дадина»), а также на уставную деятельность можно перевести на карту «Сбербанка»:

Номер карты: 4276 3800 9459 0358

ФИО получателя: Пономарёв Лев Александрович

 


Московская Хельсинкская группаКоалиция За право выбора!Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человекаЗа демократическую альтернативную гражданскую службу!Кавказский узелОбщественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателейЧКНССовестьМЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеЛипцер, Ставицкая и партнёры - московская коллегия адвокатов